Среда, 07 июня 2023 16:40

Монастырь примирения Избранное

Оцените материал
(3 голосов)

У каждого христианина, наверное, есть свой любимый храм, где он чувствует благодатный Божий ответ на искреннюю сердечную молитву. Для меня любимый храм – рязанский Троицкий монастырь. Здесь мы крестили четвертую, самую младшую дочку, Марию. Сюда приходили с мамой, которой уже с нами нет. Сюда спешу теперь вместе с доченькой Машей на праздник, словно в родимый дом. Встанем на свое любимое местечко – рядом с иконой Николая Чудотворца, и радость!

 

– Как было всё устроено в монастыре на момент 1917 года, так всё и сохранили: хозпостройки, в которых заключена вся инфраструктура, необходимая для жизнеобеспечения монастыря, кладбище, монастырский сад, – рассказывает батюшка.

Исторический статус был возвращен монастырю указом Святейшего Патриарха Алексия II и Священного Синода 25 декабря 1995 года, а наместником Свято-Троицкого мужского монастыря города Рязани был назначен игумен Андрей (Крехов).

– Тогда здесь не было ни куполов, ни крестов… Никаких признаков монастыря! – вспоминает отец Андрей. – С Божией помощью по благословению владыки Симона в 1996 году начали потихоньку восстанавливать всем миром.

Прихожане очень помогают. С тех пор в монастыре произошли разительные перемены.

На кладбище, которое располагалось у Троицкого монастыря, упокоился знаменитый русский архитектор Матвей Казаков. Спасаясь от французов в 1812 году, зодчий приехал в Рязань. Но когда Матвей Федорович узнал, что Москва почти полностью сгорела и большая часть зданий погибла, у него не выдержало сердце. Его похоронили на монастырском кладбище прямо у апсиды Сергиевского храма.

В 1913 году наместник монастыря решил расширить здание на месте алтаря, и был найден саркофаг Казакова. Его перенесли на 25 метров на восток. Поставили памятник. Шли годы, начались гонения. Некрополь снесли, и могилка оказалась утеряна.

Рассказывая об этом, отец Андрей ведет нас за Сергиевский храм, где было когда-то элитное кладбище, состоявшее более чем из 180 склепов. Там, за каменным забором, и нашел последний приют великий архитектор Матвей Федорович Казаков.

Идем дальше.

– А вот там закуточек такой уютный, – увлеченно рассказывает батюшка. – Там митрополит Симон отдыхал после службы.

Много и других известных имен связано с древним монастырем. Татьяна вспоминает интересную историю про нашего знаменитого земляка – академика Ивана Петровича Павлова.

В то время, когда будущий академик был еще отроком, наместником монастыря и крестным отцом Ивана Павлова был архимандрит Афанасий. Однажды его крестник упал с дерева и сильно повредил внутренние органы. Мальчик стал чахнуть, родители боялись, что он умрет. И тогда архимандрит Афанасий взял его на некоторое время пожить в монастырь. Приучил его делать гимнастику на воздухе. И мальчик выздоровел. На память архимандрит подарил юному Ивану книгу басен Крылова, которую Павлов всю жизнь бережно хранил.

В завершение нашей встречи идем в трапезную, стиль которой очень гармонирует с внешним и внутренним обликом монастыря. По центру висит икона Святой Троицы, а стены расписаны на тему библейских сюжетов, как, например, «Тайная вечеря». Здесь проходит трапеза в праздничные дни с чином о Панагии, с крестным ходом.

– Роспись, лавки, столы – всё выполнено в стиле Троице-Сергиевой Лавры. За это огромная благодарность нашему владыке Марку, который настоял на этом проекте. Я стараюсь заботиться о том, чтобы среда обитания была приятная, располагающая к труду, к молитве, – делится мыслями архимандрит.

В трапезной говорим о социальном служении обители. Забота о неимущих поставлена здесь во главу угла.

– Я помню, читал о том, как один монастырь в давние времена кормил порядка 30 тысяч бедных людей ежедневно, – говорит батюшка. – У нас цифры далеко не такие, но практически каждый день кормим пенсионеров, странников (я не люблю слово «бомжи»). Горячее обязательно!

Есть при монастыре и богадельня, в которой на время дают приют бездомным, выдают им одежду.

– Участвуем мы и в сборе гуманитарной помощи на СВО, – рассказывает отец Андрей. – Собираем пожертвования, передаем в епархию, а там централизованно закупают нужное для наших бойцов. Рязанцы активные, у них болит сердце за солдат, офицеров. За страну! Как у любого нормального человека. На каждой Литургии возносим молитву о наших воинах.

Прошу батюшку рассказать немного о чудесах, происходящих в монастыре.

– Главное чудо – это то, что монастырь почти восстановлен, – говорит настоятель.

– У нас в монастыре до революции хранилась чудотворная икона Божией Матери Феодоровская, которую монастырю пожертвовал купец Григорий Гаврилович Анзимиров, – подключается к разговору Татьяна.

Через этот образ Богородица творила чудеса, которые отражены в монастырской летописи того времени. Люди получали исцеления по молитвам перед ним. Но когда монастырь закрыли и разорили, то икону передали на время в Борисо-Глебский собор, где она находится и сейчас. Там через неё также происходили чудеса.

– Помню, в 90-е годы одна прихожанка рассказывала, что у нее постоянно сильно болела спина, – продолжает Татьяна. – После того, как она приложилась к покоящимся в монастыре мощам святителя Мелетия, архиепископа Рязанского и Зарайского, который сам страдал от болезней суставов, боль ушла. С тех пор спина больше ее не беспокоила. И такой случай у нас не единственный.

Прошу отца Андрея дать напутствие читателям газеты «Благовест».

– Всегда читаю вашу газету, считаю, что она выстроена гармонично. Всем ее читателям желаю всегда находить время для благочестивого чтения Евангелия, житий святых, Псалтири. Да и вообще, развиваться надо постоянно, изучать историю страны, географию, чтобы понимать, что происходит вокруг нас.

 

Прочитано 3934 раз