Четверг, 06 августа 2020 10:41

Студенты на передовой Избранное

Оцените материал
(0 голосов)

Активная борьба с COVID-19 продолжается до сих пор. Несмотря на снятие ряда ограничений и, казалось бы, постепенное возвращение к нормальной жизни, медицинский персонал и волонтеры активно ведут свою деятельность, чтобы помочь ближнему. Студенты РязГМУ Ильяс Шарафетдинов, Мария Порошина, Виктория Хрунова и Валериан Степанян рассказали о том, как оказались на передовой борьбы с COVID-19 и как продолжают держать оборону.

 

«Главное спасительное дело – послужи ближним во спасение, любя их, как чад Божиих, прощая им грехи, сочувствуя им во всем. За заботы о других Господь Сам незаметно уврачует твои страсти».
Прп. Силуан Афонский

Все на борьбу с вирусом!
Виктория и Мария боролись с коронавирусом в качестве волонтеров почти с самого начала пандемии. Масштабное волонтерское движение «Мы вместе» объединило сотни неравнодушных рязанцев, среди которых оказалось множество студентов-медиков. Для того чтобы стать членом движения, необходимо было пройти специальное обучение. По словам Марии Порошиной, студентки 6-го курса медико-профилактического факультета РязГМУ, в обучающем курсе содержалась вся необходимая для работы информация о механизме работы волонтера, о мерах безопасности для себя и окружающих, о типичных ошибках при общении с пожилыми людьми. Кроме того, волонтерам предоставлялась информация по работе в нестандартных и экстренных ситуациях.
В начале пандемии Мария находилась на учебной практике в Роспотребнадзоре, там же помогала сотрудникам обзванивать всех граждан, приехавших в регион из стран, неблагополучных по COVID-19. Виктория, студентка 5-го курса лечебного факультета РязГМУ, вместе с другими волонтерами занималась поквартирным обходом с той же целью – опроса вернувшихся из поездок рязанцев. И Виктория, и Мария признаются, что хотели максимально помочь людям в этот непростой период всеми возможными способами.
Уже после закрытия границ между странами волонтерство вышло на другой уровень – добровольцы оказывают непосредственную помощь зараженным коронавирусом и пожилым людям. Они обеспечивают их продуктами, медикаментами и всем необходимым.
Мария также работала в штабе – call-центре, который принимает звонки с вопросами о коронавирусе и заявки на оказание помощи. Но и работу волонтера на выезде девушка не оставляет.
«Потому что хотелось еще этих чудесных бабушек увидеть! – улыбается Мария. – Все они такие добрые! Иногда получалось, что я как штабист принимала заявки, и я же потом через пару дней ехала для их исполнения. К каким-то бабушкам мы приезжали уже несколько раз, поэтому они нас помнят и очень нам рады».
Все волонтеры тщательно следили за безопасностью: носили средства индивидуальной защиты, применяли санитайзеры. Мария смеется, вспоминая, что бабушки и сами порой контролировали своих помощников, отслеживая наличие у них, например, перчаток.
Стоит отметить, что пожилых людей защищают не только от коронавирусной инфекции, но и от мошенников. У каждой заявки есть свой номер, который сообщается штабистами и заявителю, и непосредственно волонтерам на выезде. Поэтому первый очень легко может проверить последних именно по контрольным цифрам заявки.
Мария с умилением говорит о тех бабушках, которым она помогала и помогает в период пандемии. Волонтера вдохновляют их улыбки и благодарности, ей нравится слышать их счастливый голос, видеть счастливые глаза. Ведь кто-то из пожилых людей остался без поддержки внезапно.
«Мне поступила заявка: нужно было сопроводить бабушку в травмпункт. Она мне рассказывала о своей жизни, о том, что ей уже скучно сидеть дома на самоизоляции. Что хочется пообщаться с соседями и увидеть дочку, которая живет в Рязани, но, так как у нее маленькие дети, не может приехать к маме», – с грустью вспоминает Мария.
Ильяс и Валериан, однокурсники Виктории Хруновой, боролись с COVID-19 в медицинских учреждениях. Ильяс трудился в районной больнице города Луховицы в приемном отделении, Валериан – в рязанской БСМП. Оба молодых человека поступили на работу по собственной инициативе, понимая, что такой поступок – их долг как будущих врачей.
Валериан вспоминает свое заступление на медицинский пост с улыбкой, ведь коронавирус застиг его на рабочем месте совершенно неожиданно.
«Со мной получилось интересно, потому что я устраивался в БСМП как в обычную больницу. Она тогда еще не готовилась обслуживать больных, зараженных COVID-19. Я отработал одну смену в обычном режиме БСМП, а затем поступил приказ: в срочном порядке переоборудовать больницу под госпиталь, – говорит Валериан. – У меня не было страха, я был настроен позитивно, потому что считал, что я молод и, даже если и заболею, переболею в легкой форме. По мере того, как я работаю, я все больше понимаю, что то, что мы делаем, действительно важно. Вся БСМП сейчас в основном обслуживается молодыми ординаторами и студентами (людьми, которым меньше 35). Это правильно, потому что для нас эта инфекция страшна не так, как для людей старшего возраста. Но погибают и молодые (которым чуть больше сорока). Я видел это».

Какой ещё коронавирус?
В разговоре с ребятами нельзя было опустить тему некоего скептицизма многих людей по отношению к коронавирусу, их убежденности в том, что все это – несуществующая болезнь, результат тайного заговора. Медики согласились, что такое мнение в их окружении имело место, но, чем серьезнее становилось положение дел, тем быстрее рассеивались первоначальные ошибочные убеждения. Тем более что один из студентов, Ильяс, коронавирусной инфекцией переболел. Молодой человек предположил, что, возможно, и его болезнь внесла лепту в перемену мнения знакомых о COVID-19 – ведь когда болеет кто-то из ближайшего круга, сомнения в правдоподобности информации «из телевизора» рассеиваются.
Валериан же отмечает, что помимо тех, кто относился к коронавирусу пренебрежительно, было много и тех, кто, напротив, отнесся к мерам защиты слишком фанатично.
«Можно понять людей, потому что испокон веков так было: когда что-то неизвестное встречается, люди либо отрицают это, говорят, что оно не представляет опасности, либо же наоборот, придают излишнее неоправданное значение новому явлению», – заметил Валериан.
Семья Виктории отнеслась к самоизоляции серьезно, стараясь по возможности не выходить из дома.
«Возможно, это связано с тем, что они живут в Москве, а там ситуация более страшная из-за плотности населения», – предполагает Виктория.

Снимаем маски
По поводу средств самозащиты, а именно их нехватки, в нашей стране и за рубежом разгорелся целый скандал. Многие сотрудники медицинских учреждений громко высказывались об этой проблеме, поэтому было особенно интересно, столкнулись ли с ней наши ребята.
Ильяс и Валериан, работающие в больницах, убедили в том, что трудностей с наличием одноразовых масок и перчаток у них не возникало. Валериан заверил, что всем работникам выдаются и защитные костюмы, которые в случае прихода в негодность сразу заменяются на новые.
А вот волонтеры в первые недели работы как раз испытали на себе отсутствие так необходимых средств защиты.
«Поначалу, когда все началось в марте, университет, конечно, был не готов к таким изменениям, к такой потребности в СИЗ, – говорит Виктория Хрунова, – поэтому одним из направлений волонтерской деятельности было шитье масок, которые впоследствии использовались нами, волонтерами. Кто-то шил их сам себе, но в основном этим занимались студенты младших курсов, те, кого не хотели пускать «в поля». Находились и просто добрые люди, которые также безвозмездно изготавливали маски для волонтеров. Некоторое время маски выдавались многоразовые, не на один день. После каждого рабочего дня их нужно было постирать, утром прогладить и снова отправляться в них на помощь».
Но, по словам Виктории, такая ситуация не продлилась долго. Уже совсем скоро университет смог справиться с этой неприятностью, обеспечив ребят всем необходимым, в том числе и одноразовыми масками с тем расчетом, чтобы волонтеры могли менять их раз в несколько часов.

Бог – в душе?
Настоящим испытанием карантин стал для верующих – в период пандемии людей призывали не посещать религиозные объекты.
Ильяс, член православного молодежного движения РязГМУ, не ходил в храм в период пандемии вследствие объективных причин. Но, по словам молодого человека, даже если бы он и захотел это сделать – у него бы не вышло.
«Когда было очень большое количество заболевших, в том числе и среди медицинского персонала, периодически я выходил за кого-то, подменял, и даже, наверное, если бы была возможность посетить храм, я бы не пошел в связи с тем, что я... спал, – улыбается Ильяс. – Когда ты дежуришь вместо двенадцати часов сутки, и потом приходишь и путаешь день с ночью... Мне кажется, в данном случае помощь ближнему была более важна, чем непосредственное посещение каких-то храмов, религиозных мест, потому что ближний перед тобой и ему сейчас надо помочь.
Ты видишь страх, ты видишь растерянность человека, он очень много видел по телевизору, и он не знает, что его ждет. Он не знает, как ему дальше быть. Выживет ли он, когда у него большое количество сопутствующих заболеваний. Он уже в возрасте. Ты видишь этот страх, хочешь ему помочь, хочешь успокоить. И вот в этот момент что-то происходит такое между больным и медработником, что... я думаю, будет оценено свыше».
Валериан наблюдал за тем, как религиозную жизнь в условиях пандемии ведет его мама. Она не просто прихожанка храма, но и по своей доброй воле и благословению – певчая на клиросе.
Валериан отметил, что ему очень понравились действия служителей посещаемой его мамой церкви. Здесь всех убедительно попросили оставаться дома в период пандемии, и дома же святить куличи в светлый праздник Пасхи.
Тяжело было смириться с обстоятельствами и пожилым христианкам. Виктория вспоминает, что перед праздником Христова Воскресения в call-центр поступало много заявок от бабушек на покупку освященных куличей к празднику. По словам Виктории, пожилые женщины были очень расстроены тем, что не смогут сами сходить в храм в такой важный для христианина день.
Разделение православных верующих на два лагеря объяснимо, но правых в этом споре скорее всего нет...
«Я думаю, что некоторые люди, возможно, воспользовались пандемией, чтобы специально так подтачивать корни у Церкви, – предположил Ильяс. – Меня как будущего врача все-таки несколько пугало большое скопление людей, я и сам перестал посещать в опасное время храм, и даже, наверное, своим близким не рекомендовал бы это делать ввиду большой опасности. Но я понимаю людей, для которых пандемии в плане духовной жизни не существует, то есть их никакая вероятность заболеть не пугает. Я даже отчасти восхищаюсь такими людьми. Но здесь, как говорится, «...исповедовать Троицу в Боге и двоицу во Христе – в этом я вижу предел Православия». Нельзя сказать, что те или другие занимают какую-то неправильную позицию. Я думаю, и то, и другое приемлемо, и необходимо уважать и то, и другое мнение касательно посещения храмов».

А что потом?
Все ребята надеются, что пандемия в скором времени себя исчерпает и мы все вернемся к обычной жизни.
Несмотря на сложности, ребята рады, что смогли вот так окунуться в мир медицины и волонтерства, проявить себя и проверить.
Главным огорчением своим Виктория и Валериан назвали долгую разлуку с близкими.
Этот опыт станет для будущих медиков важным и, возможно, определяющим весь их дальнейший путь. А Мария отметила, что коронавирус и вовсе сплотил всех людей.
Что ждет нас далее? Это известно только Всевышнему. А нам остается только жить дальше, трудиться и гордиться нашими будущими врачами.
Марина Евдокимова

Прочитано 1081 раз
Другие материалы в этой категории: « На важном перекрестке Вокруг Софийского собора »