Воскресенье, 05 мая 2024 14:19

Изменение ума меняет жизнь Избранное

Оцените материал
(0 голосов)

На этой секции выступило большое число учёных и практиков современной юридической и психологической науки, были приглашены и священники Рязанской митрополии. Участие священнослужителей в обсуждении педагогической профилактики девиантного (отклоняющегося, не соответствующего правилам, установленным в обществе) поведения как несовершеннолетних, так и взрослых людей с точки зрения традиционных российских нравственных ценностей высветило социальную реабилитацию лиц, отбывающих наказание, с совершенно иного ракурса, редко учитываемого в научных изысканиях юристов и психологов, сделало дискуссию более глубокой и в некотором смысле даже парадоксальной.

Среди причин девиантного поведения священники отмечали кризис современной системы образования, которая во главу угла ставит строительство школ, бассейнов, питание и права школьников, но не качество учебных программ, развитие мировоззрения и воспитание у детей ответственного отношения к своим обязанностям. «Необходимо формирование стержневой структуры сознания, сознания, основанного на этноисторическом и этнолингвистическом подходах к развитию личности, – отметил протоиерей Сергий Рыбаков. – Стержневую структуру сознания хорошо сформулировал Рамзан Кадыров – в первую очередь я мусульманин, во вторую чеченец и в третью гражданин России. Мы можем сколько угодно кричать слово «Россия», но прибавит ли это патриотизма? В 1914–1917 годах был небывалый патриотический подъём. Без связи с верой, православным мировоззрением он привёл к революции и многомиллионным жертвам. Если я русский человек, если я православный человек, то история Русской Православной Церкви должна быть для меня важной. И тогда Александра Невского я воспринимаю не просто как великого полководца, а в первую очередь как защитника выбранной ещё его предками, начиная с князя Владимира, веры».
«Этно национальные ценности – это не художественный свист, не родной мат, это не какие-то национальные пляски, это та самая духовная основа, наш цивилизационный выбор с Х века, который является государствообразующей и духовной основой, формирующей всю нашу общность, – уточнил игумен Лука (Степанов). – В Московском Кремле нет ни мечети, ни синагоги, там есть православные соборы. При этом осознание духовно-нравственного основания нашего Отечества не служит принижению традиционных религий. Наука теология прекрасно уживается в учебно-методических объединениях, где и Православие, и исламская идеология, и иудейская, и буддистская представлены своими учёными, своими богословами».
«Что слышат священники, когда разговаривают с осуждённым? Они слышат в нём обиженного ребенка, который говорит – я плохой, я совершил преступление, меня отвергло общество, я не нужен. От общества он тоже чаще всего слышит: “Ты плохой”, – считает протоиерей Георгий Чернышов. – Сегодня многие сотрудники ФСИН интересуются и психологией, и религией. Задача у нас одна – чтобы человек вернулся из мест лишения свободы выздоравливающим. Сейчас приходится работать в том числе с ребятами, которые уходили из мест лишения свободы в зону СВО, – посмотрите, с чем они приходят. Общество считает, что они идут на войну, чтобы им скостили срок. Нет, они идут на войну, чтобы их приняли. Поэтому задача и у священнослужителя, и у психолога общая – отделить поступок от самого человека. Да, поступок плохой, но изначально в каждом человеке есть образ и подобие Божие. Для многих осуждённых становится откровением ответ на вопрос, кто первым вошёл в рай: разбойник, потому что он покаялся. Ты тоже можешь покаяться, у тебя тоже есть выбор. Когда удаётся это донести, они начинают по-другому смотреть на своё будущее».
Очень важно отметить особые взаимоотношения священника с осуждёнными. В каком-то смысле для священника человек, отбывающий наказание, менее виновный, чем для всех остальных в колонии. Не в том смысле, что батюшка не знает или не признаёт вины заключённого. Просто он всегда призывает каяться, он знает, что покаяние меняет человека. Для священника в первую очередь это просто люди, а не осуждённые за то-то и то-то. «Основное служение православного духовенства в местах лишения свободы заключается в совершении Таинств, – отметил протоиерей Георгий Марков, председатель отдела Рязанской епархии по связям с УФСИН. – Исповедь вводит человека в общение с Богом. Кающийся не просто перечисляет свои грехи, но обещает пред лицом Божиим не совершать их впредь. Покаяние, по-гречески “метанойя“, в переводе на русский означает изменение ума, то есть духовно-нравственное преображение человека».
Чтобы Церковь повлияла на человека, надо в неё войти. Именно через Церковь, через церковные Таинства касается человека благодать Святого Духа. Господь стучится в сердце каждого человека: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Апок. 3:20). Многие люди это просто игнорируют. «Я как священник чаще всего крещу и отпеваю – и это очень грустно, – сказал протоиерей Сергий Леонтьев. – Господь дал нам ум. Человек мысленно, умственно, своим интеллектом обращается к Богу. Святые говорят, нет ничего быстрее ума. И если бы, прежде чем что-то сделать в своей жизни, человек умом обращался к Господу, многих неправильных дел он бы не сотворил – Господь бы не дал».
Надо отметить, что все затронутые в выступлениях священнослужителей проблемы актуальны не только при работе в системе исполнения наказаний. Формирование стержневой структуры сознания, воспитание патриотизма на этноисторической основе, выработка умения отделять поступок от человека и навыка ума обращаться к Богу до принятия решения и совершения действия – все поднятые в дискуссии вопросы и подходы достойны осмысления и проработки и в светских учебных заведениях, и в семьях, и при анализе собственной жизни каждого из нас. Они помогут всем стремящимся менять себя и своё мышление. И неудивительно, что столь глубокий подход к работе с отбывающими наказание со стороны Православной Церкви и её служителей имеет свои результаты.
На территории Рязанской области во всех пенитенциарных учреждениях есть храмы или молитвенные комнаты для проведения церковных служб. Рязанское духовенство на протяжении четверти века совершает служение в местах лишения свободы. Для работы с осуждёнными был разработан курс «Основы православного вероучения». Его цель – преодоление духовно-нравственного кризиса, в который попал человек, воспитание и перевоспитание личности на основе духовных и нравственных ценностей отечественной культуры. Образование помогает осознавать и переосмысливать суть бытия, даёт возможность оценить своё внутреннее душевное и духовное состояние, нравственную сторону своих взглядов и поступков, увидеть свой дальнейший путь, своё место в обществе. За 19 лет такой работы в Рязани и Рязанской области этот курс окончили 382 человека.
Религиозное просвещение осуждённых осуществляется священством и в совершении Таинств, в проповедях, в личных беседах, в переписке с осуждёнными, помощи в преодолении социальных проблем, да и в простом человеческом утешении. «При правильно организованной работе между воспитательным отделом колонии, священником и старостой общины достигается хороший результат в работе с осуждёнными, – отметил протоиерей Георгий Марков. – Немало осуждённых добровольно отправились на СВО, где с честью выполнили долг перед Родиной. В прошлом году только в ИК-2 пять раз было совершено Таинство крещения, есть и другие примеры».
Священник из Ульяновской области Пётр Гурьянов сказал: «Библию не разрешено читать в школах, но допускается и разрешено читать в тюрьме. Если бы дети могли читать Библию ещё в школе, многим из них не пришлось бы читать её в тюрьме». Рязанские священники, да и не только, явно с ним согласятся.
Ирина МАТВЕЕВА

Прочитано 998 раз