Четверг, 03 декабря 2020 14:14

«Бог не работает один» Избранное

Оцените материал
(0 голосов)

Интервью с епископом Касимовским и Сасовским Василием

Этот год был для всех трудным и необычным. Пожалуй, мало кто из нас сталкивался с подобной ситуацией всеобщего разобщения, когда рушится обычный ритм, а намеченные планы так и остаются неисполненными. И все-таки жизнь продолжается.

 

Небесполезное испытание
– Владыка, уходящий год запомнится как время пандемии, которая нарушила привычный ход жизни многих людей. Как это сказалось на людях?
– В начале этого года, когда началась первая волна, настолько всех запугали, что началась массовая истерия не только в России, но и по всему миру. Хотя никто никогда не паникует по поводу умерших от туберкулеза, от рака, пневмонии, сердечно-сосудистых заболеваний. От инсультов умирают каждый день. Смерть всегда ходит с нами, она рядом. Человек сегодня утром был бодр и здоров, а завтра его в макинтош деревянный положили и отправили на кладбище.
Беречь свое здоровье надо всегда, пытаться вести правильный образ жизни. Но в то же время есть люди, которые ставят это во главу угла, например, вегетарианцы, зацикленные на правильном питании, – это тоже перекос. Начинается беготня за молодостью, за неувядаемостью. Человек – это такое существо, которое движется во времени, а время – это доктор, но не врач-косметолог. Мы стареем и вынуждены с этой мыслью мириться, иначе наступит разочарование.
– Дала ли пандемия какие-то уроки, ведь Бог никогда не делает бесполезного для людей?
– Человеку испытания даются для того, чтобы закалить его, не потому, что Господь жестокий, а потому, что любое из ряда вон выходящее событие действует как раздражитель и заставляет нас встрепенуться, подумать о жизни: куда я иду, что я делаю, зачем живу? Казалось, вчера был здоровым, общался с соседями, был душой компании, а сегодня вдруг испугался, закрылся и сидит дома, ходит в трех масках, надевает перчатки... И всё! Человек потерялся. Он уже асоциален. Почему монашество считается одним из тяжелейших подвигов? Это не только борьба со своим телом, страстями, это борьба с социумом, вызов обществу: я ухожу и хочу быть один. Есть такая поговорка: «Если тебе скучно с самим собой, то ты в плохой компании». Если человек не может правильно выстроить свои чувства, эмоции, то он начинает паниковать, погружаться в себя. Это может довести вплоть до суицида, когда потеряна всякая ориентация во времени, пространстве, людях.
Иногда необходим жизненный пинок в виде неприятностей, чтобы показать, кто мы есть на самом деле. Пандемия показала, что часть людей готовы бросить всё и всех, затвориться, никак себя не проявлять. Какая-то часть людей паникуют и отказываются даже от минимального участия в жизни других: «Я не приду к тебе, потому что боюсь заразиться или заразить тебя». Другая часть смотрит на это сквозь пальцы: «Да ладно, какая там пандемия?» Это тоже крайность, потому что безалаберность и безответственность никогда не приводят к хорошему результату. У каждой трагедии есть имя, фамилия и отчество. Беза¬лаберный человек и себя подвергает опасности, и других. Здесь должен быть золотой царский путь: опасаться, но не бояться. У нас какая-то часть прихожан совсем перестали ходить в храм из-за опасения заболеть. Давайте не бояться, но помнить, что наша вера – это соработничество человека и Бога. Бог не работает один. Он даёт нам всё, чтобы мы смогли свою работу сделать успешно. Поэтому, соблюдая необходимый минимум требований, всё же будем посещать богослужения. Без этого – никуда.

«Большое дело начинается с первого шага»
– Жизнь не стоит на месте даже в сложные времена. Какие достижения или положительные моменты принес епархии уходящий год?
– По инициативе жителей подходит к завершению строительство храма в Кольдюках, готовится к освящению храм благоверных Петра и Февронии Муромских, возведенный меценатами. Но я считаю, основная цель – это не строительство храмов, а служение людям. Оно может быть разным. Здесь и дела милосердия, и личный пример, и вникание в жизнь человека, для меня как епископа – вникание в жизнь священника. Когда я приезжаю на приход, то стараюсь понять, что у человека происходит, чем он живет, какая атмосфера в храме, в семье, всё ли там в порядке. Если проявляешь участие, то и священники обращаются с теми или иными вопросами, чувствуя, что мне не всё равно.
Беда, когда наши священники к своим прихожанам относятся иначе, когда на прихожан у священников нет времени. Надо искать время, чтобы работать с людьми, а не тратить его на поиск спонсоров, чтобы построить еще одну часовню. Деньги решают многие проблемы, но не самую главную – взаимоотношения людей. За деньги можно привязать к себе человека на время, но нельзя купить любовь, сострадание.
Плохо, когда священник относится к прихожанам как к денежным мешкам: «вы жертвуйте, тогда я у вас буду всё делать». Это болезнь некоторых наших приходов, отношения «деньги – товар – деньги». Такого не должно быть. Пастырь должен быть отцом. Примером может послужить Патриарх Тихон. У него никогда не было ответа: «Я сегодня занят» или «Я плохо себя чувствую». А батюшка запросто может такое сказать: «Мне сегодня некогда, мне на требы надо ехать». Когда человек приходит с проблемой к священнику, даже если тот не в состоянии ее решить, он должен хотя бы выслушать. Мы часто предъявляем друг другу претензии, но не слышим друг друга.
В этом году начали расписывать кафедральный Вознесенский собор. Когда я пришёл туда на первую службу, то сразу поднял вопрос: почему здесь нет фресок? Да, нужно очень много средств, но всегда большое дело начинается с первого шага. Когда ко мне приходит священник и говорит: «Вот храм разваливается, а денег нет», – я ему отвечаю: «Начни делать, а люди сами будут помогать». Думаю, с собором будет то же самое. Всецело поддерживаю тех священников, которые делают в храмах что-то основательное. Так же было и со старинным Никольским храмом, где была проведена колоссальная работа: укреплен фундамент, отремонтирован фасад колокольни, построена просторная просфорная, которая раньше размещалась на колокольне, – я видел, как туда с трудом по неудобным лестницам забирались семидесятилетние бабушки. В ней же будет теплый туалет и комната для матери и ребенка, где можно покормить и перепеленать малыша.
Но главное, я подчеркиваю, чтобы мы берегли людей, сохраняли добрые отношения с нашими прихожанами, были доступными для них в трудные минуты.
Когда человек приходит в храм, ему говорят: «Постись, молись, кайся, грешник», то есть над ним начинают проводить психологические эксперименты, ломать его волю. Христос никогда никого не ломал, не заставлял, а наоборот, оправдывал, казалось бы, самых отъявленных грешников. Он молился за Своих распинателей, простил разбойника на кресте, блудницу, которую хотели забить камнями, разговаривал у колодца с самарянкой, с которой никто не хотел общаться, потому что она имела пять мужей. Он не считал их вторым сортом, ненужными людьми. Он общался с изгоями общества, и Сам был изгоем. Его даже сводные братья не понимали. Но не родство по крови делает ближе, а родство по духу. Вспомните слова апостола Павла о любви. Она подразумевает отдавать, не желая что-то получить взамен. Так и надо строить отношения с людьми.
То, что людям порой предлагается с точки зрения привычных церковных установок, – это антихристианство, которое вызывает только отторжение, когда человека пытаются морально сломать. Например, приходит молодой спортсмен в храм, а ему говорят: «Это грех! Ты свою плоть культивируешь, а плоть должна быть немощна», то есть принижаются или высмеиваются те хорошие жизненные качества, которые есть у человека. Если человек любит музыку, например, рок, зачем ему говорить, что это всё бесовское? Сам по себе рок не греховен. Опасно, когда он начинает вызывать агрессию. Такие увлечения – вещи преходящие, попытка «найти себя».

Просветитель Америки
– Наступающий год в Рязанской области объявлен Годом первого православного святого Русской Америки – преподобного Германа Аляскинского. Как и с какой целью его будут отмечать?
– Уже сейчас разработан областной план мероприятий совместно с нашим министерством по делам территорий. Зачем мы популяризируем Германа Аляскинского? Да, он просвещал в Америке алеутов, но это было более двухсот лет назад, и в России он не проповедовал. Что мы хотим этим сказать?
А суть в том, что мы открываем себя для людей другой веры, другой национальности, нас лучше понимают. Преподобный Герман нес свой язык – это первое, с чего начинается знакомство с людьми другой национальности, это самое богатейшее познание. Когда Герман Аляскинский просвещал алеутов, он говорил на русском языке, а потом и они стали изучать его. Затем он перевел Священное Писание на родной язык алеутов, чтобы те лучше понимали, что читают. Это было христианское желание послужить другим людям.
Беседовала Марина Лебедева

Прочитано 1430 раз