Вторник, 03 октября 2023 14:28

Благотворящий

Оцените материал
(3 голосов)

Один мальчик из рязанской глубинки очень любил бывать на церковной службе со своей мамой. Вот только ближайший храм, не закрытый советской властью, находился за восемь километров от его дома. Идти было нелегко, особенно зимой, по заметённым снегом полям. Он как-то пообещал маме: «Когда я вырасту, построю храм в нашем селе!» Николай Павлович Алёшин не только построил храм в родном селе и в своём сердце, но и стал известным учёным, создателем научной школы, академиком РАН, членом Национального совета при Президенте РФ по профессиональным квалификациям.

Старичок на тракторе
...Москва, Измайлово, храм Рождества Христова, начинается служба. Я смущаюсь, но меня проводят на клирос.
– Вы должны сегодня постоять на том месте, где молился наш Николай Павлович! – говорят мне. И вот я оказываюсь за большим потемневшим образом Спаса Нерукотворного. Царские врата – совсем рядом. Воздух, кажется, дрожит от благодати. И не могу не думать о человеке, о котором здесь тепло вспоминают и на чьё место меня провели.
Академик Николай Павлович Алёшин был прихожанином этого храма с 80-х – и до последних дней. Его не стало 10 февраля 2023 года.
А родился Николай Павлович 10 августа 1941 года в селе Нармушадь Рязанской области – за день до Рождества святителя Николая. На малой родине даже говорят, что настоящий день его рождения – всё-таки 11 августа, вот только бабушке будущего академика число 10 почему-то нравилось больше. Так и записали.
Его мама, Анна Ивановна, была глубоко верующей женщиной и своих пятерых детей воспитывала христианами. Все они ходили в храм в соседнее село Борки – несмотря на то, что в советские годы это, мягко говоря, не поощрялось. Рассказывают, что однажды Николай даже вынужден был едва ли не подраться со своей учительницей, которая на праздник стояла в оцеплении вокруг храма, чтобы не пускать молодёжь на службу. Но ничто ему помешать не могло. В Бога он верил твёрдо.
– Николай Павлович рассказывал, что в детстве своими глазами видел, как из реки выходили колонны бесов и шли в мир, к людям, в село, чтобы заниматься там своей работой, – вспоминает дьякон храма Рождества Христова Владимир Исаков. – После этого, как он сам говорил, ему уже не надо было ничего доказывать про веру. И в ряды комсомольцев, как на него ни давили, не вступил.
Племянница Николая Павловича Татьяна Горюнова рассказала о чуде, которое тоже случилось с будущим академиком в детстве:
– Однажды зимой, под Рождество, он пошёл в храм в сильную пургу и заблудился. Стал молиться святителю Николаю: «Помоги!» И вдруг видит – едет трактор, за рулём старичок, сзади сани привязаны. Довёз его тракторист до храма. Он сошёл, обернулся спасибо сказать – а вокруг нет никого...

Большой учёный
Окончив школу в родном селе, Николай Алёшин уехал в Москву – поступать в Бауманку. Тогда он ещё не знал, что в этом вузе будет заведовать кафедрой технологии сварки и диагностики с 1989 года и до конца своих дней.
О том, что он сделал для науки и как изменил сварочное производство в нашей стране, написано множество статей, их нетрудно найти в интернете. Но уже то, что при участии и руководстве Николая Павловича создавались оборудование и технологии для Роскосмоса и Росатома (не говоря уже о многих других отраслях), думается, даёт представление о масштабе его деятельности.
– Если вкратце, то Николай Павлович рассказывал мне так, – говорит настоятель Троицкого храма в селе Нармушадь иерей Алексий Гавердовский. – Когда он получил кандидатскую степень и пришёл в науку, поехал на Ямал, на месторождения нефти и газа. Его задачей была проверка сварочных швов, где происходят самые большие взрывы, и определение их причин. Американцы и японцы имели специальную технологию для этого, а Советский Союз – нет. Николаю Павловичу пришло в голову просвечивать швы особым образом. Он разработал своего рода рентген, который показывал, в чём проблема и как её устранить. Когда Николай Павлович озвучил это предложение, над ним все только посмеялись. Но он не отступил. Начал применять свою систему на практике – и оказалось, что она позволяет предотвратить взрывы на 90 процентов! Николай Павлович запатентовал разработку, его карьера пошла в гору. Сегодня эта система применяется везде – в том числе в оборонной промышленности. Крымский мост тоже построили с использованием технологий, разработанных ученым. Николай Павлович создал Национальное агентство контроля сварки (НАКС) – учебное заведение для сварщиков, в котором они должны подтверждать свою квалификацию. Только за рубежом действуют 150 его отделений, не говоря уже о нашей стране.

«Чудом, Серёжа»
Отец Алексий Гавердовский служит в том самом храме, который построили Николай Павлович и его супруга Лидия Федотовна. А один из его ближайших помощников – племянник академика Сергей Алёшин. Помимо всего прочего, он по утрам в воскресные дни и праздники собирает пожилых односельчан, которым здоровье уже не позволяет дойти до церкви на своих ногах, а после службы развозит всех обратно по домам. Специально для этого Николай Павлович в своё время купил микроавтобус.
– Я к вере через дядю пришёл. Но он никогда не давил, не учил. Бывает, спросит, был ли я на службе. Я отвечу, что, мол, нет, дела, закрутился... А Николай Павлович задумчиво так: «Надо бы сходить». Как он радовался, когда я в первый раз исповедовался и причастился – как ребёнок просто! В миллион раз больше, чем когда очередную награду получал. Вообще он равнодушно ко всем своим регалиям относился. «Это всё бумажки», – говорил. Я как-то приехал к нему в Москву на работу. Спрашиваю: «Как же так получилось, что вы в таких высоких кабинетах сидите?» А он ответил: «Чудом, Серёжа, только Божьим чудом». В советские годы был верующим, в партию не вступил – а таких высот добился.
В Нармушади о государственных и научных заслугах Николая Павловича, конечно, слышали. Но для местных жителей он – прежде всего человек, который постоянно заботился о родном селе. Например, его трудами здесь появились хорошая дорога и ФАП, был благоустроен источник святых апостолов Петра и Павла, установлена часовня. А главное – храм, в котором с 2016 года идут службы. Красивый, чудесно расписанный изнутри, он был построен в рекордно короткие сроки: с момента закладки фундамента до воздвижения крестов прошёл всего год. В нём наряду с современными есть и старинные иконы, которые хранились у местных жителей после разрушения церкви в советские годы и ждали своего часа.
– Самое трудное, что есть в жизни – храм построить, – считает иерей Сергий Мелешко, который служит в храме в Измайлове и поддерживал строительство в Нармушади. – Серафим Саровский говорил, что это добровольное мученичество. Всё восстаёт против такого человека. Почему? Потому что в храме совершается самое главное – Бескровная Жертва Христова. А если это будет происходить, люди станут причащаться – то есть, соединяться со Христом. Николай Павлович хорошо понимал, что это значит. Это был удивительный человек – всегда в ровном настроении, радостный. Скольким людям он помогал – чаще всего тайно, как святитель Николай. Всю жизнь буду молиться о его душе. Мы с ним однажды ездили к отцу Николаю Гурьянову. А ведь батюшка говорил: «Ко мне никто не приходит, если только не будет на то произволения Божьей Матери...»
11 августа, на Рождество святителя Николая, в Нармушадь приезжал митрополит Воскресенский Дионисий – Управляющий делами Московской Патриархии. На службе яблоку негде было упасть. И напрашивалась мысль: вот, человек построил храм, где его всегда будут поминать; а мы-то что можем по сравнению с этим? Но владыка в проповеди подчеркнул: чтобы за человека кто-то молился, достаточно построить храм в своём сердце. А сомнений в том, что Николаю Павловичу удалось и это, нет никаких.

Скорый на помощь
В московском храме в Измайлове о праведном академике, который был здешним прихожанином не один десяток лет, вспоминают с ничуть не меньшим теплом, чем на малой родине.
– Так вы про нашего Николая Павловича приехали писать! – говорили люди, улыбаясь тепло и светло. – А ведь он...
И дальше шли истории: одному помог со здоровьем, другого деньгами поддержал, за третьего помолился.
– У меня после инсульта начался тремор: сильно тряслась голова, – рассказывает дьякон Владимир Исаков. – По врачам ходил, но ничего не менялось. Николай Павлович говорил: «Ну, мы за тебя помолимся». Я как-то стал ему рассказывать о том, как сходил к очередному врачу. А он мне так успокаивающе: «Мы за тебя помолились». Он был уверен в силе молитвы. А я на сто процентов убеждён, что именно эта молитва мне в итоге и помогла, Господь её принял.
А у моей соседки Натальи, прихожанки нашего храма, около пятнадцати лет назад обнаружили опухоль в голове, которая быстро разрасталась. Врачи сказали, что ей осталось жить три месяца. Помочь могла только операция, которая стоила 150 тысяч рублей – по тем временам огромные деньги. Николай Павлович увидел в храме её маму, которая плакала у иконы, и спросил, что случилось. «Дочка умирает», – ответила она и рассказала про опухоль, про то, что денег взять неоткуда. Николай Павлович попросил женщину успокоиться и принести все медицинские документы дочери. Договорился с хорошим врачом, оплатил операцию. Наталья сегодня жива и здорова.
Другая прихожанка, Татьяна, была женщиной одинокой, даже без родственников. Когда она умерла, встал вопрос, кто будет её хоронить. Николай Павлович все расходы взял на себя. Можете себе представить, что такое похороны в Москве – это недёшево...
Ангельское пение – в Сингапуре
Дьякон Владимир Исаков рассказал и такой поразительный случай, о котором знает со слов Николая Павловича:
– Когда он уже был академиком и работал с Министерством обороны, его вместе с одним заместителем министра попросили организовать выставку нашего нового вооружения для Совета Федерации. Сами понимаете, ни одну ракету без сварки не сделаешь, а Николай Павлович – главный сварщик. От выставки все пришли в восторг. Николая Павловича и заместителя министра наградили недельной поездкой в Сингапур. Приехали они, поселились в отеле. Вечером к ним постучались тайские девушки с настойчивым предложением известных услуг. Они их отправили обратно, а чтобы им не надоедали снова, решили поселиться в одном номере: пентхаус всё равно большой, места много, а местные пусть что хотят, то и думают. Надо сказать, что замминистра был мусульманином, но равнодушным к вере. Наутро Николай Павлович по обычаю встаёт на молитву. Он с собой складень во все командировки возил. А его компаньон в это время принимал душ. Николай Павлович молится, и вдруг начинается пение – такое прекрасное, что словами не передать. Ангельское! Николай Павлович понял, что это Херувимская песнь, и упал на колени, у него слёзы градом. Тут из душа в полотенце выбегает замминистра и... тоже падает на колени. И у него тоже слёзы текут от этого пения. Когда оно закончилось, мусульманин спрашивает: «Что это было?» Николай Павлович ответил, что ангелы пели – вероятно, для укрепления в вере, но сам и так верил твёрдо: «Наверное, для вас». Тогда замминистра сказал: «Коля, вернёмся в Москву – ты меня крести!» И действительно, приехав в столицу, он крестился.
Протоиерей Владимир Кутикин служит в храме Рождества Христова с 1993 года.
– Николай Павлович подошёл ко мне познакомиться, держался очень скромно, – вспоминает он. – Дал визитку, сказал: «Если что – обращайтесь». Он бывал на службе каждое воскресенье, как правило, вместе с супругой. Старался приходить и в праздники – даже если они выпадали на будний день и ему надо было на работу, всё равно раннюю Литургию отстоит. Что про него сказать? Он был как ангел-хранитель нашего храма.
Объём помощи, которую он ему оказывал, просто колоссальный. Но Николай Павлович заботился не только о храме. Этот человек жил, как святитель Николай, – узнав о беде ближнего, всегда старался помочь. При этом Николай Павлович был скромнейшим человеком. Никогда не бравировал своим положением, не пытался продавить свои решения, как это порой свойственно людям, наделённым властью. Приезжал примерно за час до службы, которую, кстати, хорошо знал. Когда его не стало, мы, безусловно, осиротели. Это был в первую очередь глубоко верующий человек, а уже во вторую – большой учёный.
Юлия ВЕРЁВКИНА

Прочитано 2749 раз