Вторник, 01 ноября 2016 10:07

Самая большая радость владыки Марка

Оцените материал
(1 Голосовать)

В беседе с журналистами епархиального радио Еленой Цыгановой и Диной Ветровой в программе «Наша вера» митрополит Рязанский и Михайловский Марк подводит первые итоги своего служения на Рязанской кафедре.


– Владыка, в октябре прошлого года решением Священного Синода Вы были назначены Управляющим Рязанской епархией и главой Рязанской митрополии. Как Вы восприняли эту новость?
– До этого у меня был разговор со Святейшим Патриархом, и он сказал мне, что есть такое предложение. Я ответил, что мы люди послушные, если есть благословение, то я согласен. Так что не скажу, что решение Синода было для меня сюрпризом. Это был, можно сказать, ожидаемый сюрприз.
– Расскажите, пожалуйста, о Ваших первых впечатлениях на новом месте. С какими сложностями Вам пришлось столкнуться, и удалось ли с какими-то из них справиться за этот год?
– Не бывает такого места, где не было бы сложностей. Сложности есть всегда, но их не нужно воспринимать как что-то фатальное и непреодолимое. Есть рабочий процесс, в котором бывают проблемы и сложности, но это всё приходит и уходит, поэтому главное – не бояться сложностей, не думать об этом чрезмерно. Нужно думать о том, как обогатить церковную жизнь, что еще хорошего, полезного сделать для наших пастырей и для верующего народа.
Если есть возможность получить содействие, развивать взаимодействие с местными властями, – хорошо. Если нет такой возможности или эти возможности ограничены, тогда приходится действовать по обстановке. Но я бы сказал, что в течение этого года я не испытывал каких-то особых сложностей. Наоборот, всё было легко и гладко, и всякий раз, приезжая в Рязань, я чувствую, что уже соскучился по Рязани. Хочется и совершать богослужения, и встречаться с людьми, и проповедовать, и на радио приходить. Так что могу сказать, что для меня этот год просто пролетел.
– Владыка, Вы уже в первые месяцы своего служения на нашей кафедре выезжали за пределы города, посещали приходы и благочиния, в том числе и достаточно отдаленные. Какое впечатление сложилось у Вас о жизни в благочиниях? Что дает Вам личное присутствие на местах?
– Важно, чтобы люди чувствовали, что правящий архиерей – это не просто абстрактное понятие, это конкретный человек, который думает о народе. Я стараюсь быть открытым и прямо выражать свою позицию по тому или иному вопросу. Эта позиция может совпадать с чьим-то мнением, может не совпадать. Иногда приходится принимать жесткие решения в отношении священников, когда ущемляются церковные интересы или когда священник поступает, как я считаю, в чем-то неправильно. Но в целом я стараюсь свое видение ситуации доносить до людей, чтобы позиция правящего архиерея была понятна для конкретного человека, будь то священник или простая бабушка, и чтобы эта позиция принималась.
Общение с людьми – это самая большая радость, которую испытывает священник или архиерей, посещая приходы на местах. Совершая богослужения, мы служим Богу и людям, принимаем участие в Литургии, в самом высшем Таинстве. Это апогей церковной жизни, самое главное, что у нас есть, без чего церковной жизни просто быть не может.
– Если сравнить жизнь городских приходов и отдаленных благочиний, можно ли сказать, что заметна положительная динамика возрождения духовности в благочиниях?
– Трудно сказать определенно, прошел еще слишком короткий отрезок времени. Есть места, где мы видим конкретные улучшения – где-то людей в церковь стало ходить больше, где-то восстанавливается храм или люди сами по своей инициативе восстанавливают церковь. Такие события являются отрадными. Я посещал несколько мест, где люди сами, без какого-либо сигнала сверху, восстанавливают храмы, и делают это так основательно, серьезно и фундаментально, – даже в Рязани не увидишь такого усердия. Казалось бы, заброшенная деревенька, но люди самоотверженно занимаются восстановлением своих храмов. Это, как правило, люди, которые родились в этих деревнях, потом уехали, но сейчас восстанавливают свои святыни, в каком-то смысле фамильные. Поразительно и очень отрадно усердие и желание людей возродить святыню. Конечно, самое главное – это приучать людей к тому, чтобы они жили с Богом, посещали богослужения, чтобы не обкрадывали себя, оставаясь вне храмовой жизни. Это самая главная наша задача. В нескольких районах строятся новые храмы, и это, безусловно, радостно.
– Владыка, в минувшем году было много и Ваших указов, и рукоположений, и переводов священнослужителей в другие храмы. Как в целом Вы оцениваете работу священнослужителей Рязанской митрополии в пастырском, миссионерском, социальном служении?
– Могу сказать, что в Рязани хороший кадровый потенциал. Среди священников немало людей образованных, грамотных, которые могут хорошим языком говорить о духовных истинах. Много таких, в отношении которых просто радуется сердце, когда видишь, как усердно они совершают свое служение. Есть определенное количество священнослужителей, в отношении которых есть какие-то пожелания, но их не так уж много. В целом знакомство с рязанским духовенством произвело на меня положительное впечатление. Я был обрадован знакомством со многими людьми, это стало для меня приятным открытием.
– За прошедший год в епархиальной жизни произошло много значимых событий, было подписано много договоров, в том числе с образовательными учреждениями. Какие из этих событий особенно Вам запомнились?
– Скажу, что заключение различных договоров – это, с одной стороны, важно, с другой стороны – это просто некие условия для взаимодействия. Ценен не сам по себе факт договора. Договор – это показатель того, что обе стороны открыты и готовы вместе трудиться. Главное – это те свершения, которые происходят в результате договора. Приятна открытость, которую я наблюдаю во многих сферах. Особенно мне понравилась открытость системы образования, в том числе и высшего, готовность к диалогу и соработничеству.
– Владыка, на Вас как на архипастыре лежит огромная ответственность. Как Вы с ней справляетесь?
– Конечно, это тяжело. Безусловно, я считаю себя недостойным этого высокого служения, вижу свои недостатки. Как у всякого человека, у меня есть грехи и слабости. Конечно, стараешься с ними бороться, но видишь свою немощь и несоответствие высоте сана. Но что делать, нужно трудиться, вставать после падений и дальше служить Богу и людям, ведь мы должны будем дать ответ за то время, которое мы проводим, и за исполнение нашего долга, служения, на которое мы поставлены.
– У Вас очень насыщенный график – богослужения, поездки, встречи с людьми, участие в церковных и светских мероприятиях… Что Вам помогает выдерживать такие колоссальные нагрузки?
– Самое главное – любить то дело, которым занимаешься. Тогда делать его легко. Скажем, как же не встать рано утром для того, чтобы приехать на богослужение? Ведь меня ждут люди, которые пришли помолиться, хочется их порадовать. Когда любишь, тогда не трудно.
– У Вас есть какие-то планы на будущее? Что хотелось бы сделать касательно жизни Рязанской епархии?
– Сделать, конечно, хотелось бы многое. Нужно активно заниматься просвещением народа – и через радио, и через другие средства массовой информации. Нужно приводить в порядок храмы и строить новые. Но самое главное, чтобы мы все – священники, миряне, церковные активисты – вместе трудились и открывали богатство и радость церковной жизни для тех людей, которые этого еще не познали. Это наша глобальная и стратегическая задача, по сравнению с которой даже строительство храмов является задачей локальной.

Звонок от радиослушательницы:
– Владыка, Вы у нас уже год, и всегда нас удивляете. Я уже в возрасте, но хожу на Ваши богослужения, и люди всегда очень довольны. Для пожилых людей особенно большая радость, когда после службы ставят самовары, и Вы разливаете чай и всех угощаете. Мы давно не видели такой радости. Мы Вас уважаем и хотим, чтобы Вы нас не покидали.
– Спасибо Вам. Эту традицию – разливать чай после богослужения – я привез из Москвы. В Москве я ввел такую традицию уже больше десяти лет назад в храме в Хорошёво, и она прижилась. Каждый раз после богослужения в субботу вечером, в воскресенье утром и в другие большие праздники я выхожу из храма, благословляю самовар и угощение и становлюсь раздавать чай. Кто-то может усомниться, нужно ли это делать архиерею, но для меня это по-настоящему большая радость.
Иногда существует неправильное восприятие архиерея: архиерей – это такой небожитель, который ходит в блестящих одеждах, которому все кланяются, целуют руки… Но это только лишь одна сторона медали. Ведь архиерей на богослужении стоит на месте Христа. А Христос не только воспринимал какие-то знаки внимания – прежде всего Он Сам служил. И поэтому главная задача архиерея – это служение. Вот таким образом, раздавая чай, я показываю этим маленьким жестом, к чему я в жизни стремлюсь – служить Богу и людям.
Каждому из вас, дорогие братья и сестры, рязанцы и жители нашей области, отдать маленькую частичку теплоты своего сердца. Я считаю, что это большая честь и большая радость – послужить каждому из вас, пусть даже такой малостью, как стакан чая и печенье. К слову, мне приятно, что священники начинают мне подражать, раздают не только чай, но и суп, и кашу. Я рад, что это происходит, потому что это собирает церковные общины и показывает, что в храме рады каждому человеку, который туда пришел.

Прочитано 2067 раз