Среда, 02 марта 2022 15:29

Туземцы не мы: мы не туземцы?! Избранное

Оцените материал
(0 голосов)

В начале года широкой публике был представлен новый бренд Рязанской области, который в течение полугода разрабатывался студией Артемия Лебедева по заказу правительства области. По словам заместителя председателя правительства региона Артёма Никитина, новый бренд был нужен для того, чтобы «рязанцы гордились своей малой родиной». Но жители области дали работе в основном негативную оценку. В соцсетях появились многочисленные отзывы: «От бренда остаются ассоциации с татаро-монголами, которые сожгли Рязань», «Пора прекратить издеваться над нашей малой родиной!», «Какое аляповатое убожество! Это простительно автору из середнячков школы, но не профессионалу дизайна», «Унизительно было смотреть на презентацию, на которую, кстати, разработчики даже не явились. Это варварство по отношению к области». Десакрализацией наших духовных символов назвал новый бренд митрополит Рязанский и Михайловский Марк. Корреспондент газеты Елена АЛЕКСАНДРИНА встретилась с одним из известных рязанских художников – заслуженным художником РФ, заместителем председателя Постоянной комиссии Геральдического совета при Президенте РФ по вопросам региональной и муниципальной символики, автором гербов Рязани, Рязанской области и большинства её муниципальных образований Михаилом Константиновичем ШЕЛКОВЕНКО.

МИХАИЛ ШЕЛКОВЕНКО:
-заместитель председателя Постоянной комиссии Геральдического совета при Президенте Российской Федерации по вопросам региональной и муниципальной символики;
- заместитель председателя Геральдического совета при Губернаторе Рязанской области;
- член Союза геральдистов России;
- почетный член Всероссийского геральдического общества;
- вице-председатель Гильдии геральдических художников;
- Почетный гражданин города Рязани;
- Заслуженный художник Российской Федерации;
- кавалер Ордена Дружбы.

– Михаил Константинович, где вы впервые увидели новый бренд Рязанской области от студии Артемия Лебедева? Вам предложили его обсудить или уже поставили перед фактом, что он не подлежит изменениям?
– До того, как состоялась презентация этого бренда, нас – представителей рязанских творческих союзов – собрали 26 января в Корпорации развития Рязанской области. Попросили отключить телефоны, и после этого один из сотрудников корпорации представил нам графический знак бренда и сопровождающие его пиктограммы. Сразу возник вопрос: «А что это такое?» Внятный ответ не прозвучал, но мы поняли, что это некий «товарный» знак Рязанской области. На вопрос, как он будет использоваться, нам ответили – на выставках, на презентации товаров региона, на сувенирной продукции. Получается, что, если бренд будет представлять наш регион, значит, это официальная символика? Но всю подобную символику у нас, насколько я знаю, по закону «Об официальной символике в Рязанской области» должен контролировать Геральдический совет при Губернаторе Рязанской области. На следующий вопрос, почему не показали предварительно членам совета, прозвучало, что «не было такой оказии». В России существуют только два вида регистрации официальной символики. Один – в Государственном геральдическом регистре, который регистрирует символику в виде гербов, флагов и так далее, второй – в реестре торговых знаков и знаков обслуживания, где новый знак должны будут зарегистрировать. В случае его регистрации у обладателя появляются права на его использование. И это надо соблюдать. Других способов регистрации в нашей стране не существует.
– Представленный рязанцам новый знак уже не первый? Есть какая-то предыстория создания бренда Рязанской области, ведь, как я знаю, предпринималось несколько попыток?
– Да, действительно. Первая попытка была еще при губернаторе Георгии Ивановиче Шпаке. Тогда созвали руководителей рязанских художественных союзов и сказали, что нужно разработать простенький знак, олицетворяющий Рязанскую землю. Но спустя время отказались от этой идеи. Решили, что можно использовать упрощенный вариант герба, тогда уже существовавший. Лет шесть назад организовали конкурс среди рязанцев по созданию бренда области. В управлении архитектуры города были представлены работы, но комиссию они не устроили. Какое-то время спустя у нас все-таки появился значок туристического бренда Рязани. Это были три березовых листочка, стилизованных под вышивку. Этот вариант тоже не прижился. В памяти рязанцев как самый удачный бренд остается эмблема с изображением трех куполов, автором которой в 1994 году стал дизайнер Вадим Конопкин. Многие ее и сегодня вспоминают. Но здесь есть такой нюанс – это был бренд самого города, а не всей области.
– А вам известно что-нибудь о том, как создавался новый бренд? Были какие-либо предварительные его обсуждения? Существует ли вообще официальная процедура согласования подобных знаков с общественностью, да и просто с жителями городов и областей?
– В принципе, нет ничего предосудительного в том, чтобы заказать разработку и создание брендинга любой профессиональной фирме. Студия Артемия Лебедева – это тоже, по-своему, бренд, который говорит о надежности этого предприятия. Видимо, поэтому ему и заказали. Скорее всего, не сам же он это делал, у него десятки, а может, и сотни фрилансеров. Когда на встрече с представителем Корпорации развития мы попросили назвать нам имя автора представленного символа, чтобы поговорить с ним, нам его не назвали. Я считаю, что к принятию решений по утверждению символики целой области нужно относиться более ответственно. Совсем недавно я был в селе Кузьминском. Мы с ними три года занимались разработкой герба их поселения. Там были десятки вариантов, и каждый раз возникали новые предложения. В конечном итоге администрация поселения собрала сход жителей, на котором прошло общественное обсуждение и согласование одного из проектов. Выходит, мы хуже сельского поселения, которое ответственно относится к тому, как его будут обозначать.
– Давайте все-таки приступим к обсуждению самого бренда. Много негативных и подчас очень ярких эмоций он вызвал не только у рязанцев, но и у профессионалов. Какие у вас есть замечания?
– Довольно много. Сначала надо четко обозначить, что такое Рязань и область. Напомним, в средние века Рязанью называли территорию Рязанского княжества. Сейчас слово «Рязань» юридически закреплено за названием города. Поэтому обозначать область словом «Рязань» просто некорректно и даже юридически незаконно. Это во-первых. Во-вторых, много претензий к самому изображению этого бренда. Например, по мнению одного из преподавателей Рязанского художественного училища, такая работа достойна только уровня второго курса, да и то потянула бы на тройку. Это оценка профессионала. Какие еще замечания? Конечно, всем бросился в глаза неправильный перенос слова «Рязань». Также непонятно, что изображено в верхней части знака. Авторы разъяснили, что они изобразили стилизованную шапку Мономаха. Но шапка Мономаха – это совершенно другой символ. В гербе города она указывает на статус Рязани как столицы древнего Великого княжества. В данном случае создатели бренда продемонстрировали полное незнание истории и символики. На самом деле в верхней части знака мы видим изображение шлема, который завершен неким ромбиком. Подобные навершия шлемов были у тюрков, у русских была совсем другая форма. А вот ромбик стал «фишкой» бренда. Вместо носовой стрелки на шлеме – ромбик. У буквы «А» вместо перекладинки – ромбик. А потом этот ромбик был рассыпан и в пиктограммах (пиктограмма – знак, отображающий важнейшие узнаваемые черты объекта, чаще всего в схематическом виде. – Ред.). Как объясняют авторы, ромбики они увидели в резьбе наличников на наших старых домах в Рязани. Но дело в том, что они не являются уникальными для нашего региона. Такие элементы резьбы можно увидеть во многих областях. А сам красный ромбик напоминает знак младшей карточной масти «бубны». В Российской империи такой символ нашивался на робы заключенных, склонных к побегу. Да и в блатной символике он бытует в определенном смысле.
Предложенный шрифт, по моему мнению, мягко сказать, неудачен. Авторы объяснили, что в графике самого шрифта зашифровано улыбающееся лицо князя Олега Рязанского. Им нельзя отказать в остроумии, но это остроумие насмешника. В этом, по-моему, выразилось их поверхностное отношение к древней истории нашей земли. Да, мы поняли, что московские дизайнеры хотели создать некие игровые элементы, образуя из букв «Р» и «Я» «доброжелательное лицо князя», из буквы «З» – его развевающиеся волосы. Но никто здесь сам не увидит развевающиеся волосы, не будет искать княжескую физиономию, все будут смотреть на изображение как на стационарный знак. К примеру, в той же геральдике герб фиксируется не как изображение, а как его словесное описание. Однако знак бренда регистрируется и живет только в виде конкретного и неизменного изображения. Так что все эти разъяснения, что здесь мы хотели изобразить это, а здесь то, неуместны. Человек увидит то, что вызовет у него определенные ассоциации.
Получается, что нам, как туземцам, применив методы насильственного убеждения, «втюхали» стеклянные бусы в обмен на наше достоинство. Непонятно, зачем нас приглашали на обсуждение, когда знак уже был изготовлен и за него заплатили хорошую сумму денег. Неужели то, что нам изобразила студия Артемия Лебедева, и будет являться лицом Рязанской области?..

Прочитано 2011 раз