Среда, 27 декабря 2023 13:28

«Дети все наши»

Оцените материал
(0 голосов)

Иконы, купель, свечи – и никакого плача: двухмесячный Богдан и девятимесячная Яна наблюдают за происходящим с интересом и соглашаются участвовать в Таинстве собственного крещения абсолютно спокойно. Даже погружение в воду не вызывает у них протеста, как будто они точно знают, что оно совершенно им необходимо. И они полностью доверяют своим крёстным. А те стали восприемниками уже для десятков малышей – именно здесь, в стенах рязанского Дома ребёнка.

 

Божье благословение

Протоиерей Георгий Галахов после окончания Таинства говорит: крещение всегда одно и то же – и для младенцев, у которых есть любящие родители, и для детей, о которых заботятся посторонние, не связанные с ними родством люди.
– Через миропомазание все получают дары Святого Духа, а с ними – возможность вести христианскую жизнь, возрастать духовно и быть с Богом.
Крёстные – Ирина Глазунова и Руслан Арсенов, члены благотворительного общества во имя святых праведных Космы и Дамиана при Вознесенском храме в Рязани, которое существует с 1997 года. Оно было создано первым настоятелем храма протоиереем Анатолием Лазаревым, и многие годы его бессменным исполнительным секретарём была Александра Ивановна Быстрых. В 2020 году председателем правления благотворительного общества стал протоиерей Арсений Вилков.
Чем же занимается общество? Его цель – помогать тем, кто в этом нуждается, и в первую очередь – сиротам Дома ребёнка. Кроме того, общество окормляет Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей и общества инвалидов Советского и Железнодорожного районов, а также клиническую больницу № 4.
Зов души
Крещение и причащение детей в Доме ребёнка – важные направления окормления, но ими последнее не ограничивается.
Ирина Геннадьевна Глазунова – второй исполнительный секретарь общества – заменила на этом послушании Александру Ивановну пять лет назад. Теперь она координирует и поездки, и встречи для инвалидов с угощением, и другие направления деятельности, в том числе сбор материальной помощи:
– В принципе, сейчас у Дома ребёнка хорошее финансирование: на дворе не 90-е. Но всегда есть вопросы, которые надо решить. Мы спрашиваем у руководства и сотрудников, какие нужды в данный момент актуальны, и стараемся помогать. Когда подремонтировать что-то приходится, когда качели или шкафчики установить. Если мы не имеем возможности помочь своими силами, то пишем об этом в соцсетях, и люди часто приходят на помощь – кто деньгами, кто материалами. При нашем храме мы собираем средства на покупку памперсов, кондитерских изделий, фруктов, детского питания, полотенец...
Члены общества – работающие люди, у которых миллион своих дел. Но когда у них есть возможность помочь Дому ребёнка, они с радостью соглашаются, даже если порой надо отпроситься у начальства.
– Это зов души, а не какая-то повинность. Все горят этим делом, – продолжает Ирина. – И каждый находит свой способ поучаствовать. Например, совсем недавно Елена, член нашего общества, которая находится в декретном отпуске, предложила: «Давайте я хоть вас туда на машине отвезу!» Это всё очень ценно.
«Маму никто не заменит»
До пандемии члены общества бывали на детских утренниках, молодые прихожане помогали ухаживать за малышами, занимались с ними. Ковид многое изменил: на какое-то время прекратились даже крещения. Сейчас традиции, существовавшие до эпидемии, потихоньку возрождаются.
– Сотрудники в Доме ребёнка просто замечательные, они деток очень любят, всё для них делают. Но маму никто не заменит, – говорит Ирина. – Малыши по-разному сюда попадают. Бывают трагедии, когда родители погибают. Но больше таких случаев, при которых папы и мамы ведут асоциальный образ жизни, пьют, употребляют наркотики – и их лишают родительских прав. Но детки умненькие, хорошенькие. И всё равно ждут маму.
Помогая сиротам, волей-неволей приходится сталкиваться с их болью.
– Некоторые наши прихожане не справлялись эмоционально, болели после посещений Дома ребёнка и, хотя продолжали помогать другими способами, сами больше туда не ездили, – рассказывает Ирина. – Это действительно бывает тяжело, особенно в паллиативном отделении. Смотришь на ребёнка, который не поёт, не прыгает – а лежит, маленький страдалец... Часто такие детки в годик выглядят как двух-трёхмесячные, головку держать не могут. Синдром Дауна, водянка, порок сердца, нарушения системы дыхания – да мы даже представить себе не можем всех заболеваний, которыми страдают эти малыши. Некоторые дети уже даже не плачут, а как бы постоянно постанывают... Их крестят прямо в паллиативном отделении, где они лежат под аппаратами.
И неизвестная могилка...
Увы, случаются и смерти. На Воскресенском кладбище есть участок, где хоронят умерших сирот. Члены общества – да и остальные прихожане Вознесенского храма – заботятся о нём тоже. Устанавливают таблички с именами и ангелочками, красят кресты и оградку (она общая для всех), приносят цветы, летом косят траву. Благодаря помощи одного производителя тротуарной плитки, который бесплатно выделил материалы, получилось сделать дорожки.
Всего могил около тридцати. Лишь за двумя из них присматривают родственники отошедших ко Господу малышей. Остальные никто не посещает. Есть одно и вовсе неизвестное захоронение, о котором никакой информации найти не удалось. Члены общества ухаживают и за ним, но что это был за ребёночек, успели ли его крестить, – покрыто тайной.
– Обычно никто не приходит на похороны таких деток, – вздыхает Ирина. – Но много лет назад родственники покойного малыша пришли – и были недовольны, что гроб не обитый. В то время детским домам не выделялись деньги на погребение. После этого мы стали собирать денежку на обивку. Но инцидент вышел неприятный.
Маленькая мама
Ирина говорит, что позитивная тенденция последних лет – детей довольно активно усыновляют.
– Когда мы только начинали ездить в Дом ребёнка, в нём было около 150 детей. Представляете, первое крещение в 1997 году – и Таинство для всех 150! Сейчас такого уже не бывает. Приёмные родители, как правило, хотят сами провести крещение, выбрать крёстных. Всего в Доме ребёнка в настоящее время порядка 50 ребятишек. В среднем мы крестим трёх детей в месяц.
Мне особенно запомнилось крещение трёх девочек-погодок: младшей был годик, старшей – три. В Дом ребёнка их сдала многодетная мама из Москвы – судя по всему, от большой материальной нужды. Они очень боялись креститься, и батюшка перед каждым своим действием показывал предметы, которые будет использовать, старшей девочке. Например, помажет её миром и говорит: «Ну ведь не больно? Не страшно? Так ты скажи сёстрам, чтобы не боялись». А они ведь и разговаривать-то ещё не умеют. Но происходило нечто потрясающее: девочка какими-то кивками, знаками давала сёстрам понять, что бояться и правда нечего, – и они верили, успокаивались. В свои три годика она была для них уже как маленькая мама. Это трогало до слёз. Потом сотрудницы Дома ребёнка рассказывали, что эти три сестрички раньше были очень тревожные и постоянно плакали, а после крещения стали удивительно спокойными. Это вообще история со счастливым концом: позже родная мама забрала всех трёх девочек.
Молитва на всю жизнь
...Богдана его мама, скорее всего, заберёт – во всяком случае, говорят, что она очень этого хочет, и в Доме ребёнка мальчик оказался из-за необычного стечения обстоятельств. Улыбчивой и спокойной Яне (в крещении Иоанне), возможно, счастье улыбнётся в лице приёмных родителей. Очень бы этого хотелось!
– Хотя мы и крёстные, мы не отслеживаем их судьбу. Это ведь особенная ситуация. Батюшка говорит, что наша задача – молиться за них всю жизнь, что мы и стараемся делать, – говорит Ирина. – И в Вознесенском храме есть список всех крещённых деток, так что молитва не прекращается.
Сотрудница Дома ребёнка, присутствовавшая на крещении, сказала: «У наших детей всё есть. Кроме самого главного – мамы». Но может быть, именно молитвами прихожан Вознесенского храма у этих детей всё-таки ещё появится любящая семья – как и собственный путь к Богу.
Юлия ВЕРЁВКИНА. Фото Марины Стротовой

Прочитано 3165 раз
Другие материалы в этой категории: « Точки солидарности